Генез состояний, описаных в предыдущем разделе, становится ясным при учете тех процессов торможения, как уже упоминалось, которые распространяются от центра, утомленного и истощенного внешним раздражителем, на центры и клетки соседние, не утомленные, а если утомленные, то в незначительной степени, а потому после кратко временного отдыха легко очищающиеся, обуславливая ряд приятных ощущений, связанных с отдыхом — бодрость, легкость и т.п. Что же касается до всех "психофизиологических", искусственно вызываемых в гипнозе процессов, до невероятности разнообразных — парциальных и тотальных - и касающихся, по-видимому, решительно всех чисто "психических" и "психофизиологических" явлений в организме, начиная от частичной амнезии и кончая трофическими (внушенные местные дерматиты, картины ожогов 2-й степени, внушенные кровотечения, изменения температуры и т.п.), то они также становятся понятными при свете рефлексологии, и разнообразные эксперименты над гипнотиками как нельзя ярче и доказательнее иллюстрируют рефлексологическое учение о высшей нервной деятельности. Этим же учением подтверждается истина, заложенная в словах Verworn'а: "гипноз не содержит в себе ничего иного, чем то, что происходит в нормальном бодрственном состоянии". Только, прибавим мы, все происходит в более отчетливой, яркой и ясной форме, так как все эти явления раздражения определенных областей мозга происходят свободно, беспрепятственно на фоне полной заторможенности всех прочих отделов мозга, следовательно, без внутренних встречных тормозов, т.е. без всяких противоречий, контр-представлений.

В какой мере свободно и легко происходят сочетательные процессы во внушенном сне, могут иллюстрировать прилагаемые фотографии, изображающие картины внушений определенной позитурой верхних конечностей (la suggestion par attitude — Charcot). Стоит только конечностям данного объекта в состоянии внушенного сна придать молча то или иное положение, как сейчас же на лице отражается настроение, связанное в его прежней жизни с придаваемой конечностям позой. Объект этот демонстрировался нами студентам на лекции (см. рис. 5, 6, 7, 8, 9).

состояние сна

Рис. 5

внушенная позитура конечностей: мольба

Рис. 6

внушенная, искусственно-созданная позитура: мольба с открытыми глазами

Рис. 7

искусственно-созданная позитура конечностей: заламывание рук

Рис. 8

внушенная позитура конечностей: гордость

Рис. 9

Первый снимок из этой серии изображает объекта в состоянии сна, а последующие — внушение определенной искусственно-созданной позитуры конечности.

Этим же может объясниться и легкость воспоминаний (гипермнезия прежних событий в состоянии гипноза), когда изолированные ограниченные сочетательные процессы, как и во сне, происходят без каких бы то ни было задержек, но в строго определенном заданном направлении, а не "свободно хаотически", как в обычном сне. Этими явлениями объясняются и явления получаемой в "гипнозе" каталепсии, как следствие торможения лишь коры мозга, продолжающейся и освободившейся от влияния последней функции подкорковых узлов. С этой точки зрения "освобождения" и нужно смотреть на восковую гибкость (каталепсию), как на нормальный и всегдашний рефлекс, только выступающий явно, открыто в силу устранения влияния больших полушарий (Павлов). Благодаря отсутствию тормозов, т.е. контр-представлений во время гипноза, в связи со сном всех частей мозга, легко вызываются и происходят различные гипнотические и послегипнотические "феномены гипноза", как, например, длительные параличи чувствительности и движений, так как нет тех тормозов для восприятия представления о параличе, которое исходило бы от бодрствующих, но в данный момент спящих отделов мозга.

В связи с искусственным торможением отделов мозга с записями последних десятилетий жизни взрослого легко возвратить его в раннее детство, и следы записей всех впечатлений последнего живо всплывают, будучи расторможенными.

Благодаря этим искусственно вызываемым процессам торможения, а также растормаживання, в состоянии внушенного сна легче происходят как разрыв старых, так и установление и закрепление новых условных связей, прививание, новых комплексов представлений, новых привычек, полезных в борьбе за существование и необходимых для сохранения, воспитания, оздоровления и укрепления личности. Возьмем пару простых примеров.

Вору стараются в его бодрствующем состоянии доказать преступность воровства, т.е., иначе говоря, стремятся затормозить влечение к последнему прививанием представлений о вреде этого порока. Но влечение в бодрствующем состоянии оказывается более сильным, и оно тормозит усвоение вновь прививаемого. Для успешности последнего необходимо эти тормозы Рис. 10, препятствия устранить, т.е. затормозить деятельность соответствующих групп клеток. Этого в бодрствующем состоянии сделать не удается, так как раздражитель влечения сильнее раздражителя, извне вновь приходящего. Для достижения желаемой цели необходимо вызвать общее торможение всех отделов мозга индифферентным для данного объекта раздражителем. Таким является представление о сне resp. искусственное усыпление. При этом состоянии сна, при наличии заторможенности, в том числе и самого влечения и представления о нем, и изолированной связи (раппорт) с усыпляющим, создаются благоприятные условия прививания представления о вреде и преступности воровства. И это раздражение, не встречая препятствия, прочно запечатлится и останется мощным тормозом отделов мозга с "записями" влечения к воровству. Создается, таким образом, прочная, на тот или иной период времени соответствующая доминанта, превратившая вора в честного человека.

внушенная, искусственно-созданная позитура конечностей: приказ

Рис. 10

Возьмем другой пример. У оперированного ощущается нестерпимая боль в несуществующей ампутированной конечности. Необходимо затормозить соответствующий анализатор. Торможение в бодрствующем состоянии словами "боли нет" не достигает цели, так как другие отделы мозга говорят в это время противоположное. Усыпление затормаживает наряду с другими отделами и этот. Во сне беспрепятственно затормаживается болевой анализатор, служивший когда-то ампутированной конечности. Соответствующим внушением, путем установления связи с представлением об определенном сроке resp. о бесконечности этой связи это торможение оказывается действующим или временно или навсегда.

Оперируя таким образом с явлениями "гипноза" и производя внушения, нельзя не прийти к выводу, что в этом состоянии внушенного сна искусственно производятся те полезные для организма процессы, которые в бодрствующем состоянии творятся в форме условных рефлексов случайными комбинациями и влияниями разнообразных явлений окружающей среды в связи с индивидуальной конституциональной реакцией на них. Но на всем этом, как мы в этом непреклонно убеждены, должна покоиться рациональность применения и совершенная безопасность "гипнотического" внушения как в медицине, так и в педагогике.





 
|