Сонное торможение

Для иллюстрации процессов распространения сонного торможения при различных условиях позволим себе представить нижеследующие, грубо схематические, рисунки, где черная окраска обозначает заторможенность, resp. сон коры мозга (см. рис. 1, 2, 3, 3а, 4). Рис. 1 представляет состояние мозга самостоятельно крепко заснувшего человека. Связи с внешним миром нет никакой. Заторможены и спят все отделы коры мозга (рис. 1).

Рис. 2 соответствует состоянию коры мозга в слуховой области, с оставшимся бодрствовать небольшим участком коры и установившим строго дифференцированную связь (раппорт) с одним из элементов внешнего мира — это будет мозг матери, уснувшей у постели (Рис. 2) больного ребенка, мозг "гипнотика", уснувшего под влиянием усыпления "гипнотизером". Этот сторожевой центр является тем узким отверстием, куда проникают различные раздражители, обуславливающие смену разнообразных условно-рефлекторных процессов в различных направлениях и отделах коры мозга.

процессы сонного торможения

Рис. 1

мозг спящей матери у постели ребенка

Рис. 2

Рис. 3 и За схематически изображают состояние коры мозга человека, находящегося под влиянием сильных раздражений зрительного характера. Очарованность зрелищем, увлечение Архимеда геометрическими фигурами во время осады Сиракуз и т.п. Все заторможено, все спит, кроме действующей в данный момент определенной группы клеток (рис. 3), (рис. 3a).

состояние коры мозга под воздействием зрительного раздражителя

Рис. 3

состояние коры мозга под воздействием зрительного раздражителя

Рис. 3a

Тут же считаем уместным сказать относительно различия и сходства двух состояний, иллюстрированных рисунками 2 и 3.

В первом случае (сон матери и в особенности — "гипноз") нужно рассматривать, как заторможенное состояние мозга, как состояние, прошедшее через первоначальное раздражение, (гипнотоксины, условный раздражитель "гипнотизер"), вызвавшее рефлекторное торможение всех отделов мозга, кроме одного, готового к реакции на условное раздражение и как бы оберегающего отдых спящих клеток. Это уподобляется тому явлению из жизни животных, которое следующим образом описывается В. Н. Сперанским, весьма правдиво определяющим биологическое значение раппорта. "Сторожевое животное бдительно охраняет стадо во время сна. В случае приближения опасности оно дает сигнал, издает особый звук и этого достаточно, чтобы все стадо было на ногах, готовое к бегству, защите и прочим. Между тем другие звуки, шорохи, хотя бы громкие, напоминающие лес, не тревожат сна, охраняемого сторожевым животным стада". Такими сторожами обыкновенно бывают вожаки стада, раппорт между которыми устанавливается и в бодрствующем состоянии. "Вожак импонирует стаду. Исходящие от него сигналы и при бодрственном состоянии животных оказываются более сильными активаторами". Не наблюдается ли то же и в жизни людей — авторитетное лицо, "гипнотизер" и т.п.? Это те же "импонирующие вожаки"...

Рис. 2 может также символизировать только что описанное. Белое пятно — "сторожевое животное", черное поле — "спящее стадо" клеток мозга. И в этом снова подтверждаются слова Verworn'a. "В гипнозе нет ничего принципиально иного, чем то, что имеется и в жизни". Раппорт — явление биологическое, естественное, наблюдающееся не только в "гипнозе", но и в естественном сне. Он не может служить признаком, отличающим сон от "гипноза".

Во втором же случае (аналогичные "гипнотическому" состояния) также имеется состояние заторможенности, недеятельности. Но это состояние является следствием основного (а не условного, как при гипнотизировании) длительного раздражения определенных групп клеток. Здесь степень заторможенности будет прямо пропорциональна раздражению ("напряженность внимания") и тут имеется параллелизм двух диаметрально противоположных процессов, одновременно протекающих. Здесь имеется активная напряженность действующих частей мозга. В гипнотическом состоянии есть лишь готовность. Разница в механизме и последовательности развития торможения, а сходство — в биологическом значении — процессы самозащиты и приспособляемости нервной системы.

внушенный паралич руки

Рис. 4

Рис. 4 грубо-схематически изображает внушенный паралич руки в бодрствующем состоянии, т.е. длительное на определенный внушенный срок торможение, сон определенного участка области двигательного анализатора. Вникая во все это, должно придти к признанию неправильности совершенно ни на чем не основанного представления о возможности перехода "гипнотического" сна в естественный и обратно — естественного в "гипнотический". А указания на это встречаются почти в каждом труде о гипнозе. Верно, что у некоторых спящих обычным сном можно достигать тех же явлений, что и в "гипнозе", но это должно объяснить, как нам кажется, установлением "раппорта", проведением лишь сторожевого пункта. Исследование Sanktede-Saktis и др. показали, что и во время естественного сна полного разрыва связи с внешним миром у многих не бывает. Установить раппорт со спящим можно в большом числе случаев, в особенности у тех, с кем установляем раппорт в связи с гипнотизированием. По Oscar'y Vogt'y, в таких случаях раппорт в ночном сне можно получить в 100%. Известными раздражителями анализаторов можно влиять на появление или содержание сновидений. Интересно, что нам приходилось наблюдать более легкое пробуждение спящего близкими к нему, чем посторонними лицами. Очевидно,имеются известные градации естественного "раппорта", градации состояния готовности реагировать на "импонирующие" в бодрствующем состоянии активаторы. Но, кроме всего этого, нужно сказать, что, помимо этих сонных условных торможений для облегчения развития процессов засыпания или самого сна, необходимо еще известное, так называемое, выражаясь языком субъективной психологии, эмоциональное состояние усыпляемого. Должна быть, по-видимому, известная в данный момент предуготованность, известное состояние наивысшей напряженной восприимчивости нервной клетки и всей высшей нервной системы к облегченному восприятию определенного воздействия.

В огромном большинстве таких случаев играют роль различного рода эмотивные состояния: ожидание, доверие, вера, подчиненность и т.п. Эти состояния должно рассматривать, как филогенетически выродившееся и изменившееся чувство того страха, которое у животных, по-видимому, лежит в основе явлений гипноза, и которое также и у человека может играть, как известно, роль агента, вызывающего состояния оцепенения, каталепсии. Еще в 1878 г. В. Я. Данилевский высказал свои взгляды на гипноз, как на явление генетически однородное у животных и человека (унитарная теория Данилевского), указывая при этом, что в основе развития гипноза у животных лежит эмоция страха, боль, следствием чего и является "эмоциональное, чисто рефлекторное торможение мышления и воли". По И. П. Павлову, в биологической основе явлений гипноза у животных также лежит эмоция страха, боязни, и самое гипнотическое состояние является одним из "самоохранительных рефлексов задерживающего характера", чем и объясняется не только выпадение движений, но и сопутствующий двигательную заторможенность паралич всех видов чувствительности. Таким образом, биогенетический подход к "гипнозу" определяет характер его и заставляет смотреть на него, как на явление биологическое.





 
|