Головной мозг

Детальное строение и функции головного мозга, особенно коры и подкорковых узлов, до недавнего еще времени были мало изучены. Анатомические работы Flexig'a, Brodman'a, Vogt'a и физиологические работы школы академика Павлова, внесли много нового в изучение мозга и его функций.

Наши знания в этом отношении с каждым днем расширяются.

Средний вес головного мозга европейца равен 1350 гр. для мужчины и 1270 для женщины; вес мозга негра — 1238 гр., полинезийца — 1216 гр. Исследования Брока и Топинара над черепами французов указывают, что объем черепа французов, живших в XIX веке на 35 куб.сан. больше объема черепов французов, живших в XIII веке. Из этого можно заключить, что и вес мозга соответственно увеличился.

По-видимому культура развивает высшие мозговые центры человека. У высокодаровитых и выдающихся людей вес мозга выше среднего.

Так, например:

  • Вес мозга писателя Тургенева был 2012 грамм;
  • вес мозга поэта Шиллера составлял 1785 грамм;
  • вес головного мозга физика Вольта был равен 1645 граммам;
  • вес мозга химика Менделеева был 1861 грамм.

Интерес представляют наблюдения над отношением веса головного мозга к весу тела:

  • у человека - 1/40;
  • у обезьяны - 1/48;
  • у собаки - 1/94;
  • у быка - 1/750.

Эти цифры, между прочим, указывают, какое значение имеет головной мозг для высшей нервной деятельности животного. Большой мозг становится заметен уже у рыб в виде придатка к среднему мозгу. Постепенно все увеличиваясь, полушария головного мозга у высших животных занимают все более доминирующее положение и, наконец, у человека достигают наибольших размеров, покрывая собой остальные отделы мозга.

Мозг состоит из большой массы белого вещества (нервных волокон), покрытого с внешней стороны слоем серого вещества (кора мозга).

Внутри белого вещества кое-где вкраплено серое — это подкорковые узлы, упоминавшиеся выше. Серое вещество состоит из нервных клеток. Отростки их и дают начало тем волокнам, которые составляют массу белого вещества. Кора головного мозга состоит как бы из складок серого вещества и испещрена вся более или менее глубокими извилинами — этим увеличивается до огромных размеров поверхность серого вещества, т.е. число нервных клеток коры. Волокна составляют белое вещество, входят в состав так называемых проводящих путей, а также соединяют между собой разные части головного мозга, являясь так называемыми ассоциационными путями. Сказанное выше о центростремительных и центробежных путях и о рефлекторных дугах относится к этим же механизмам в головном мозгу; тут лишь отношения сложнее. Здесь рефлекторная дуга состоит не из двух нейронов, подобно спинномозговой, а из целой цепи нейронов. Принцип рефлекторного замыкания остается и здесь в той же силе. Изучение мозга животных и человека подвинулось очень далеко. Мы знаем очень большие подробности о деталях тончайшего строения нервной системы, об ее связях с разными органами тела. Здесь в наши цели не входит подробное знакомство со строением нервной системы. Приходится ограничиваться лишь самыми общими сведениями. К сказанному остается добавить о значении и строении коры мозга. Кора мозга, как уже упоминалось, состоящая из нервных клеток, представляет из себя особенно дифференцированную часть нервной системы вообще и головного мозга в частности. Здесь давно уже располагались анатомами и физиологами центры, которым до недавнего времени придавалось такое большое исключительное значение.

Впервые Галль, ученый-френолог конца XVIII и начала XIX стол. заговорил о центрах мозга, положив начало учению о них. По мнению Галля, головной мозг является федерацией отдельных центров, ведающих различными сторонами нервно-психической деятельности человека — «его чувствами, склонностями». Развитие «умственных и нравственных свойств» человека находится в прямой зависимости от величины соответствующих частей мозга. От формы мозга зависит и форма черепа; поэтому по форме черепа можно судить, по Галлю, о развитии разных частей мозга и его коры. Галль доказывал, что у каждого человека различные свойства и способности развиты различно, что отражается на строении мозговой коры, а следовательно и черепа. Конечно, теперь слушать о таком фантастическом учении странно, но заслуга Галля состоит в том, что он впервые начал говорить о существовании центров в головном мозгу. Эти элементарные идеи Галля работами последующих ученых: Broca, Fritsch'a, Hitzig'a, Munk'a, Wernike, Бехтерева и других, развиты в стройное учение о локализациях мозга, сыгравшее важную роль в развитии психофизиологии. Правда, в начале 40 годов XIX стол. появилось учение Flourens'a, подрывавшее теорию о мозговых центрах, доказывавшее, что таких обособленных центров в коре головного мозга нет. Это учение не имело успеха и было скоро забыто.

По общепринятому мнению, в полушариях мозга, в сером веществе коры, находятся центры координированных, целесообразных, ассоциационных, автоматических и так называемых произвольных актов. Согласно этим взглядам в коре различаются специальные, обособленные, «двигательные и чувствительные» центры.

Однако, последующие исследования того же Бехтерева и, главным образом, классические современные нам работы немецкого профессора Vogt'a и его жены, а также физиологические изыскания академика Павлова, вновь как бы возвращают нас к идеям Flourens'a.

По Павлову, строго ограниченных центров, как это принимали до сего времени, не существует. В частности, в коре мозга собаки Павлов категорически отвергает существование особых двигательных центров. В коре, по Павлову, имеются анализаторы, о которых речь ниже.

Центры же, как указано выше, находятся в подкорковых узлах, в спинном, в продолговатом мозгу. Удаляя те или другие части коры мозга собаки, где находятся анализаторы, Павлову удавалось добиться после выздоровления собаки восстановления большинства функций удаленной части коры. Это объясняется тем, что соседние части коры мозга частично замещают поврежденные участки, беря путем постепенного упражнения на себя их функции. Следовательно, точных, строго ограниченных центров в коре мозга нет. Это подтверждают и указанные опыты проф. Зеленого, с удалением у собаки всей коры мозга. Собака эта, как мы видели выше, стоит, производит ряд движений, навязанных ей со стороны, ходит, ест, пьет, даже отправляет половые сношения. Другими словами, она обнаруживает целость всех безусловных рефлексов, центры которых у нее сохранены и не может дать ни одного условного рефлекса, так как у нее удалена мозговая кора.





 
|