Жизнь и творчество больных ранним слабоумием вне больницы

Больные ранним слабоумием иногда, перенеся один или несколько приступов, заканчивают свою болезнь и покидают стены больницы; некоторые из них не болеют больше настолько, чтобы вновь появляться в стенах лечебницы; некоторые из них приспособляются к жизни и умеют скрывать симптомы, присущие их болезни; многие даже поступают на службу и считаются аккуратными чиновниками, они хорошо выполняют возложенные на них обязанности, но не проявляют расширенного интереса и не вносят творчества в служебные функции, они остаются только хорошими исполнителями. Обычно они приходят раньше всех на службу, уходят после всех, что нравится их начальникам, а потому они, обыкновенно, хотя и мелкие чиновники, но состоят на хорошем счету у начальства.

У таких больных, живущих вне больницы, не бывает товарищей; они не вступают в общение с другими людьми и по окончании службы проводят время в одиночестве. У нас есть несколько таких больных, которые, встречаясь на улице, переходят на другую сторону. Если же больной заметил врача на таком расстоянии, что перейти на другую сторону уже невозможно, то он отворачивается к стене дома и проходит мимо него боком. Все это делается с целью, чтобы врач не остановил знакомого больного и не заговорил с ним. Когда симптомы болезни обостряются, то этот больной уже сам является к знакомому врачу, пользующемуся его доверием, и хотя не говорит о подробностях своего заболевания, но обращается с определенной просьбой о помощи. Это лучший исход болезни, но нередко такие больные переходят в стадию аутизма и отрываются от действительной жизни, проводя все время в мечтах, не имеющих никакой реальной почвы. Таких больных трудно или невозможно приспособить к какому-нибудь полезному и систематическому труду. Некоторые больные, не впадая в аутизм, все же теряют интерес к действительной жизни, и их тоже приспособить к какой-нибудь работе представляется весьма трудным делом. Чаще всего таких больных приспособляют к какому-нибудь физическому труду и, надо сказать, не без успеха. От опыта врача и внимания родственников зависит приучение больного к какому-нибудь систематическому труду. Необходимо это делать исподволь, но настойчиво и ежедневно. Необходимо заботиться о том, чтобы больной знал, что он делает полезное дело. Желательно, чтобы работа больного, по возможности, оплачивалась и тем создались бы условия уверенности больного, что он делает полезное дело и зарабатывает на свое содержание. Если умело и исподволь приучать больного к систематическому труду, то очень часто в этом не приходится раскаиваться, так как затраченное время и энергия вполне оправдываются получаемыми результатами.

Если больной заболел своею болезнью по окончании учебного заведения и если болезнь закончилась, то он в пределах приобретенных знаний может вести работу; если же больной не успел завершить своего образования, то его надо приспособлять к какой-нибудь иной работе. Очень многие больные ранним слабоумием имеют большую склонность к занятиям по искусству и успешнее и охотнее всего занимаются живописью. В этой области они могли бы создать, может быть, и новые формы.

Наиболее трудным занятием для выздоравливающих от раннего слабоумия лиц является наука, но и на научном поприще такие лица имеются. Но надо сказать, что они не создают ничего нового для науки. Тот курс, который они читают, они знают хорошо и владеют литературой в этой области.

Самым страшным является то, что после лиц, перенесших хотя бы один приступ данного заболевания, остается потомство, часть которого неизбежно болеет тою же болезнью, но, обычно, в более резкой форме. Мы знаем несколько профессоров и лиц других интеллигентных профессий, перенесших данное заболевание и приобретших потомство, но нам также известно, что не все их дети болеют данным заболеванием, и в этих случаях никакой закономерности, по-видимому, установить не удастся. В некоторых семьях болеют младшие дети, в некоторых болеют дети старшие по времени рождения. Нам ни разу не встречалась семья, в которой один из родителей болел данным недугом, и чтобы этот недуг не отразился на потомстве.

Мы сознательно не проводили параллелей между музейными художественными произведениями и творчеством схизофреников, а потому читателю необходимо самому разобраться в тех симптомах живописи, которую он наблюдает в действительной жизни, и сравнить ее с творчеством данной группы больных. В качестве наводящего материала мы просим иметь в виду символистов и беспредметников, а также помнить, что душевнобольные — не только те, которые находятся в стенах специальных лечебных заведений, бывают больные с явными признаками душевного расстройства, но они не вступают в конфликт с существующими юридическими нормами, поэтому не теряют ни правоспособности, ни дееспособности, меж тем механизм их мышления тождествен с механизмом мышления душевнобольных, что и отражается на творческих продукциях.





 
| На сайте https://www.kupi-medspravku.com/ справка о беременности.